005006007008009010011000001002003004

Священномученик Киприан Карфагенский

«В те времена христианства, когда восточная и западная Церкви составляли одну православную Церковь Христову, там и здесь, на Востоке и на Западе, много являлось великих мужей, которые достойно называются светилами и столпами Вселенской Церкви, потому что были сколько крепки в вере, святы в жизни, ревностны о благах Церкви, столько же богаты знанием, сильны словом, мудры в деятельности. Восточная Церковь бесспорно преимуществовала просвещением, но и древле-православный Запад оставил нам богатое духовное наследство в писаниях святых Отцов и блаженных Учителей своих, и это наследство, без сомнения, должно быть дорого для всякого, кто любит истинное просвещение»

(Библиотека отцов и учителей Церкви //Творения священномученика Киприана епископа Карфагенского. Под ред. проф. Сидорова А.И. М.: «Паломник», 1988. Вступительная статья. С. 3.)

Посланіе для дѣвъ и женъ

О Церкви

Объ отвѣтственности за невѣжество въ познаніи Бога

О смыслѣ наказанія Божія и наказанія пастырскаго

Противъ идей феминизма

Противъ мнѣнія тѣхъ, кто утверждаетъ, что любой священникъ – проводникъ благодати, не важно «ржавый»онъ или нѣтъ, благодать проходитъ черезъ него...

О современныхъ проповедникахъ и «старцахъ»

Противъ ереси кипріанизма и ученія о «больной» церкви

Объ отдѣляющихся отъ Церкви

О Таинствѣ Евхаристіи

О невозможности Причастія Тѣла и Крови Христовыхъ, равно какъ и другихъ Таинствъ внѣ Церкви,въ еретическихъ сообществахъ и расколахъ

Объ истинномъ епископствѣ

Объ отношеніикъ священникамъ

О радости из-за тѣхъ негодныхъ, кто отдѣляется отъ Церкви

Добрые не могутъ отдѣлиться отъ Церкви

О необходимости единодушія въ Вѣрѣ

О томъ, кто не можетъ считаться мученикомъ, и объ исповѣдникахъ

О творящихъ чудеса и пророчества, но не идущихъ прямымъ путемъ правды

Противъ экуменистовъ, ложно считающихъ Христа «хлѣбомъ для всѣхъ», и противъ другихъ еретиковъ

О молитвѣ

О правильномъ отношеніи христіанина къ смерти

Об отношеніи христіанина къ мiру

О благотвореніи и милостыни

Объ истинной материнской любви на примѣрѣ матери мучениковъ Маккавеевъ

Отвѣтъ еретикамъ и соучастникамъ ересей Московской Патріархіи

О крещеніи

Разное

 

Шла вторая половина III-го вѣка по Рождествѣ Христовомъ. Одни гоненія на православную Церковь, съ незначительными по времени передышками, смѣнялись другими. Римскій императоръ Валеріанъ издалъ указъ Сенату, въ которомъ значилось: «епископовъ, пресвитеровъ и діаконовъ за исповѣданіе Христа наказывать смертію; сенаторовъ, всадниковъ и проч. лишать достоинства и имущества, простыхъ людей ссылать на рудники, и если наказанные такимъ образомъ будутъ оставаться вѣрными своей религіи, то и ихъ казнить смертію».

Когда императорскій указъ достигъ Карфагена, проконсулъ Галерій Максимъ находился въ это время в Утикѣ, и рѣшилъ тутъ же приступить къ исполненію указа. Начать, по его мнѣнію, стоило съ самаго главнаго христіанскаго вождя в Севѣрной Африкѣ – епископа Кипріана. Послали стражу за Кипріаномъ Карфагенскимъ, но тотъ уклонился отъ ихъ рукъ, желая принять мученическій вѣнецъ на глазахъ всей своей паствы. Иначе какъ ободрить и воодушевить христіанъ, если не своимъ твердымъ, мужественнымъ исповѣданіемъ вѣры Христовой на глазахъ у всѣхъ?! Святитель скрылся и, дабы не смущалась паства вѣрныхъ, обратился къ ней съ письмомъ, въ которомъ прямо и просто объяснилъ причину своего временнаго устраненія. При этомъ святитель призывалъ сохранять твердость вѣры и спокойствіе въ упованіи на Господа, и не вызываться самовольно на мученія.

Но какъ только проконсулъ Галерій возвратился въ Карфагенъ, вернулся туда и благоразумный архипастырь. Многіе совѣтовали ему скрыться, не подвергать свою жизнь, такую драгоцѣнную для всѣхъ карфагенскихъ христіанъ, смертельной опасности. Но епископъ, получивъ къ тому же откровеніе свышѣ о своемъ мученическомъ призваніи, остался непреклоненъ въ своей рѣшимости слѣдовать волѣ Божіей, а не человѣческому разсужденію.

Утромъ 31 августа /14 сентября258 года святитель Кипріанъ, епископъ Карфагена, былъ призванъ къ проконсулу на судъ при огромномъ стечѣніи народа, какъ христіанскаго такъ и языческаго.

- Ты Фасцій Кипріанъ? – спросилъ епископа Галерій Максимъ.

- Я, – отвѣчалъ Кипріанъ.

- Ты былъ папою для нечестивыхъ людей (hominibus sacrilegae mentis, то есть для христіанъ)?

- Я.

- Императоры повелѣли тебѣ принести жертву богамъ, – продолжалъ проконсулъ.

- Не принесу, – отвѣчалъ святитель.

- Подумай! – снова сказалъ проконсулъ.

- Поступай, какъ тебѣ предписано: въ дѣлѣ столь справѣдливомъ нѣтъ мѣста разсужденіямъ, - отвѣчалъ и на это св. Кипріанъ.

Тогда Галерій, поговоривъ со своимъ совѣтомъ и упрекнувъ, почти безъ гнѣва, Кипріана за непочитаніе боговъ, за собраніе возлѣ себя множества единовѣрныхъ, за неповиновеніе власти, произнесъ приговоръ: «Фасція Кипріана положено казнить мечомъ». «Слава Богу», –сказалъ святитель; а въ толпѣ раздался вопль: «Пусть и насъ казнятъ вмѣстѣ съ нимъ!»

Изъ преторіи святителя Кипріана немедленно повели въ полѣ, на мѣсто казни, въ сопровожденіи того же народа. Пришедъ на мѣсто, Святитель снялъ съ себя верхнюю одежду и преклонилъ колена для молитвы. Потомъ снялъ также далматикъ (Епископская туника изъ шерсти или шелка съ рукавами до запястій.) и передалъ его діаконамъ, приказавъ тутъ же дать палачу двадцать пять золотыхъ монетъ. Самъ завязалъ себѣ глаза, а руки отдалъ связать бывшимъ около него двумъ Юліанамъ – пресвитеру и иподіакону. Между тѣмъ, некоторые изъ братій разостлали платки и полотенца, чтобы собрать драгоцѣнную кровь священномученика. Наконецъ, по знаку центуріона, палачъ ударилъ мечомъ и отсекъ честную главу Святителя.

Тѣло его до поздняго вечера лежало близъ мѣста казни, а ночью торжественно со свѣчами и факелами перенесено было на кладбищѣ прокуратора Макровія Кандидіана и тамъ погребено. Чрезъ несколько дней, замѣчено въ проконсульских актахъ о св. Кипріанѣ, умеръ и проконсулъ Галерій Максимъ: смерть его, очевидно, почиталась христіанами Божіимъ наказаніемъ ему за смерть св. епископа.

Мощи священномученика еще при Карлѣ Великомъ, по ходатайству пословъ его у Гаруна Аль-Рашида, взяты были изъ Карфагена и перенесены въ Галлію (нынѣшняя Франція, которая въ то время была православной) въ городъ Арль, а затѣмъ въ Ліонъ. Но Карлъ Лысый пожелалъ снова перенести ихъ въ городъ Компьенъ, гдѣ и устроилъ для нихъ великолепный храмъ.

Въ Православной Церкви память Священномученика Кипріана Карфагенскаго празднуется 31 августа, а в западной – 14 сентября.

Позволимъ себѣ замѣтить, что въ наше время теплохладности къ вѣрѣ въ Господа нашего Ӏисуса Христа, при господствѣ ересей, в особенности экуменизма и сергіанства, необходимо постоянно обращаться къ примѣрамъ той твердости и мужества въ исповѣданіи Православной Вѣры, какіе являетъ намъ священномученикъ Кипріанъ Карфагенскій.

Эти качества, среди прочихъ многих добродѣтелей святителя, можно безъ особаго труда замѣтить въ дошедшихъ до нашихъ дней твореніях Святителя.

 

Прикоснемся же къ нимъ!

Въ данномъ предисловіи использованы цитаты изъ «Библиотека отцов и учителей Церкви //Творения священномученика Киприана епископа Карфагенского. Под ред. проф. Сидорова А.И. М.: «Паломник», 1988. Вступительная статья», С. 64-67.

 

 

Посланіе для дѣвъ и женъ

 

«Теперь слово наше обращается преимущественно к девам, которые тем бóльшую имеют нужду в попечении, чем выше предоставлена им слава. Девы – это цвет церковного отростка, высокое украшение благодати духовной, природа веселая, чистое и неповрежденное создание хвалы и чести, образ Божий, соответствующий святости Божественной, – это светозарнейшая часть стада Христова. Ими радуется, в них обильно красуется славное чадородие Матери-Церкви: и чем более девство увеличивается в числе своем, тем более возрастает радость матери. К ним-то обращаемся мы со словом своим, их увещеваем, более по любви, нежели по власти; смиренные и малозначащие, нисколько не присваивая себе права суда, мы побуждаемся заботиться о них преимущественно опасением,–преимущественно тем, что боимся навета диавольского. <…>

Если же целомудрие идет вслед за Христом и девство предназначается для Царствия Божия, то чтó в земном убранстве и украшениях, коими желающие угодить человекам оскорбляют Бога, не помышляя о том, что сказано еще прежде: человекоугодников постыдешася, яко Бог уничижи их (Пс. 52, 6), и что торжественно проповедано апостолом: аще бо бых человеком угождал, Христов раб не бых убо был (Гал. 1, 10)? Воздержание и целомудрие состоит не в одной только непорочности тела, но и в скромности и благоприличии самого одеяния, да будет, по слову апостольскому, не посягшая свята и телом и духом. <…> Неприлично христианину, а тем более девственнице, гоняться за славою и почестями плотскими, а надлежит внимать слову Божию и в нем искать благ, во веки пребывающих. <…>

Но есть из них богатые и с достаточным имуществом, которые, высоко ценя свое богатство, говорят, что они должны же пользоваться своими благами. Таковые пусть знают прежде всего, что та собственно богата, которая богата в Боге, та достаточна, которая имеет обилие достатка во Христе; пусть знают, что блага истинные суть блага духовные, Божественные, небесные, которые приводят нас к Богу и у Бога составляют наше вечное стяжание. Затем все земное, приобретаемое в сем мире и в нем же оставляемое, должно быть презираемо так же, как и самый мир, от пышности и наслаждений коего вы отказывались еще с того благодатного времени, как только обратились к Богу. К этому нас побуждает и увещевает Иоанн своею духовною и небесною речью. Не любите, – говорит, – мира ни яже в мире. Аще кто любит мир, несть любви Отчи в нем: яко все, еже в мире, похоть плотская, и похоть очима, и гордость житейская, несть от Отца, но от мира сего есть. И мир преходит, и похоть его; а творяй волю Божию пребывает во веки (1 Ин. 2, 15-17). <…>

Говоришь, что ты достаточна и богата. Но против твоего богатства возвышает свой голос Павел, предписывая правила, ограничивающие твои наряды и убранство. Он говорит: жены во украшении лeпотнeм со стыдeнием и цeломудрием да украшают себе, не в плетениих, ни златом… или ризами многоцeнными, но, еже подобает женам обeщавающымся благочестию, дeлы благими (1 Тим. 2, 9-10). Согласно с этим и Петр повелевает: имже (женам) да будет не внeшняя плетения влас и обложения злата, или одeяния риз, лeпота; но потаеный сердца человeк (1 Пет. 3, 3-4). Если апостолы советуют обуздывать себя и свято соблюдать уставы церковного благочиния даже женам, кои наряды свои и убранство привыкли извинять замужеством, то тем более подлежит соблюдать это девственницам, которые никакого не имеют в сем случае извинения и не могут сложить вины свои на других, но сами должны остаться виновницами в грехе своем. <…> Притом же когда ты, роскошно и пышно наряжаясь, открыто являешься в народные собрания, обращаешь на себя взоры юношества, увлекаешь за собою вздохи молодых людей, питаешь в них похоть любострастия, воспламеняешь ко греху; то хотя бы сама ты и не погибла, но потому, что тем губишь других и как бы мечом или ядом становишься для тех, которые на тебя смотрят, – ты не можешь уже оправдать своей духовной чистоты и целомудрия. Самый наряд твой наглый и убранство твое бесстыдное изобличают тебя, и ты не можешь уже считаться в числе отроковиц и дев Христовых, ты, которая ведешь себя так, что можешь внушать к себе страсть любви.

Говоришь, что ты богата и достаточна. Но девственнице не следует хвастаться своим богатством… Говоришь, что ты достаточна и богата, и твердишь, что тебе следует пользоваться теми благами, коими Господь наделил тебя. Пользуйся ими, употребляй, но на дела спасительные; употребляй для добрых целей; употребляй, но на то, на чтó Бог заповедал, на чтó Сам Господь указал. Пусть чувствуют твое богатство бедные, пусть ощущают твой достаток неимущие. Отдай твое имущество для приращения Богу, напитай Христа. Чтобы удостоиться тебе достигнуть славы девства и сподобиться получить воздаяние от Господа, умоляй Его молитвами многих. Скрывай сокровища свои там, где никакой тать не подкапывает, куда никакой злобный хищник не проникает. Приобретай себе стяжания, но более небесные, там, где приобретения твои не подвержены никаким случайностям и от всяких вражеских неправд века сего свободны, где их ни ржа не истребит, ни град не побьет, ни солнце не сожжет, ни дождь не повредит: ты и тем уже самым грешишь против Бога, что думаешь, будто богатство дано Им тебе на тó, чтобы иждивать и расточать его без пользы. Ведь и голос дан от Бога человеку, однако не для того, чтобы петь любовные и срамные песни; и железо благоволил Бог сотворить для возделывания земли, но, конечно, не для человекоубийства.…Иначе богатство бóльшим будет служить искушением, если ему не будет дано надлежащего употребления: так, чем кто богаче, тем более должен употреблять свое богатство на искупление, а не на преумножение своих грехов!

Изысканность одежд и украшений, обольстительные прикрасы лица свойственны одним только непотребным бесстыдным женщинам,ни у кого почти не бывает убранства дороже, как у тех, у коих дешев стыд. Так, в Св. Писании, в котором Господь благоволил преподать нам наставление и увещание, описывается город любодейный, в убранстве и нарядах, с нарядами, или лучше, ради них обреченный на погибель. И прииде,– говорится,–един от седми Ангел имущих седмь фиал, и глагола со мною, глаголя ми: прииди, да покажу ти суд любодeйцы великия, сeдящия на водах многих: с неюже любодeяша царие земстии…И веде мя… духом: и видeх жену сeдящу на звeри… И жена бe облечена в порфиру и червленицу и позлащена златом и камением драгим и бисером, имущи чашу злату в руцe своей, полну мерзости и скверн любодeяния ея (Апок. 17, 1-4). Да избегают чистые и целомудренные девы убранства блудниц, одежды бесстыдниц, уборов прелестниц, украшений любодеиц! Исаия, исполненный Духа Святого, обличает дщерей Сионских, прельстившихся златошвейными и сребротканными одеждами, укоряет изобилующих пагубным богатством и ради мирских забав и увеселений отступающих от Бога. Вознесошася, – говорит, – дщери Сиони, и ходиша высокою выею, и помазанием очес, и ступанием ног, купно ризы влекущия и ногами купно играющия. И смирит Господь начальныя дщери Сиони, и Господь открыет срамоту их… и отъимет Господь славу риз их, и красоты их, и вплетения златая (на главе), и тресны ризныя, и луницы гривенныя, и срачицы тонкия, и красоту лица их… и обручи и перстни, и мониста и запястия и художныя усерязи… и виссон со златом и снистою претыканы… И будет вместо вонѝ добрыя смрад, и вместо пояса ýжем препояшешися, и вместо украшения златаго, еже на главе, плешь имети будеши (Ис. 3, 16-23). Вот это ставит в вину, это замечает Бог, возвещая, что отсюда происходит развращение дев и уклонение их от истинного и Божественного убранства. Вознесшиеся пали, щеголявшие нарядами и убранствами покрылись смрадом и мерзостию. Одетые в шелки и багряницы не могут облечься во Христа. Разукрашенные златом и драгоценными камнями и ожерельями утратили украшение духа и сердца. Кто же не возгнушается и не станет убегать того, чтó других погубило? Кто пожелает себе того, чтó другому послужило в погибель вместо меча и стрелы? Если бы кто, выпив стакан питья, тут же умер, то ты поняла бы, что он испил яд. Если бы кто, приняв пищу, тоже вскоре за тем умер, то ты поняла бы, что принятая им пища была смертоносна. И ты, конечно, не стала бы ни есть, ни пить того, от чего другие, в глазах твоих, пред тем умерли.

Какое же после сего невежество, какое безумие – желать того, чтó всегда вредило и вредит, и думать, что ты не погибнешь от того, от чего видишь погибшими других! Господь не сотворил овец червлеными или багряновидными, не Он научил расцвечивать и разукрашивать руно их травными соками и червленью; не Он устроил ожерелья, которыми ты, – переплетши сперва волосы золотом и жемчугом, расположивши их в стройные ряды и многочисленные складки, – покрывала бы свою шею, Им созданную, чтобы скрыть тó, чтó в человеке образовано Богом, и выставлять наружу тó, чтó изобретено диаволом. Божие ли изволение – делать на ушах язвы и мучить ими невинное еще младенчество, злу мирскому не причастное, чтобы потом к проколотым язвинам привешивать дорогие зерна тяжелые, если не своим весом, то заплаченными за них деньгами? Все это изобрели своим коварством согрешившие и от Бога отпадшие ангелы, когда, оставив свои пренебесные жилища, низверглись долу. Они-то, побуждаемые испорченною своею природою, научали чернить брови, на щеки наводить поддельный румянец, красить волосы в несвойственный им цвет, искажать подлинные черты лица и головы.

Здесь, в этом именно месте, побуждаясь страхом, который внушает нам вера, и любовию, которой требует от нас братство, нужным считаю преподать совет не одним только девам и вдовицам, но и замужним и всем вообще женам: то, что является делом Бога, Его творением и произведением, отнюдь не должно быть искажаемо примесью ни золотистого цвета, ни черного порошка, ни румян, ни, наконец, другого какого бы то ни было состава, скрадывающего природные черты. Бог сказал: сотворим человека по образу Нашему и по подобию (Быт. 1, 26). Кто же дерзнет изменить и преобразовывать тó, чтó сотворено Самим Богом? Те, кои стараются преобразовывать и переделывать то, что образовал Сам Бог, поднимают руки на Бога, не сознавая, что все, как оно рождается, есть дело Божие; а если в нем что-либо изменяют, то это уже дело диавола. Если бы искусный живописец изобразил на картине чье-нибудь лицо и весь стан со всевозможными телесными оттенками, а по совершенной отделке портрета другой живописец, почитая себя искуснее, наложил на его произведение свою руку, думая эту живопись исправить: то последний причинил бы первому тяжкую обиду и возбудил бы в нем справедливое против себя негодование. И ты ли думаешь избежать наказания за свою безрассудную дерзость – за оскорбление художника-Бога? Под льстивым притворством и обманчивыми прикрасами ты хочешь утаить от людей свое бесстыдство и распутство, но чрез это ты становишься гнуснейшею любодейцею, осквернивши и растливши в себе дело Божие. Думая украсить себя, хитро убрать волосы, ты разоряешь этим творение Божие, предательствуешь истину…

Может ли чистота и истина пребывать там, где чистое оскверняется поддельными нечистотами, где истинное претворяется во лжу поддельными составами? Господь твой говорит: не можеши власа единаго бела или черна сотворити (Мф. 5, 36). А ты, вопреки слову Божественному, хочешь быть могущественнее своего Господа? С дерзким покушением и святотатственным презрением ты красишь свои волосы: злополучное предвестие! Ты этим пророчишь себе в будущем огненные волосы и грешишь, увы! главою, то есть лучшею частию тела. И когда написано о Господе: глава Его и власи белы, аки ярина белая, якоже снег (Апок. 1, 14); ты уничижаешь седину, гнушаешься белизною, которой уподобляется глава Господня! Скажи мне, уже ли, поступая таким образом, ты не боишься, если Художник и Творец твой, в день общего Воскресения, не признает тебя, отринет и удалит, когда явишься за воздаянием и наградою, и, укоряя строгим голосом Судии, скажет: “Это не Мое создание, это образ не Наш”? Кожу ты осквернила поддельным притираньем, волосы изменила несвойственным цветом, вид твой искажен ложью, образ извращен, лицо твое чуждо тебя.– Ты не можешь видеть Бога, когда глаза у тебя не те, какие дал тебе Бог, но какие подделал диавол. Ему ты последовала; ты подражала златоцветным и раскрашенным глазам змия; враг убирал твои волосы – с ним и гореть тебе! И неужели, скажите, рабам Божиим не надлежит думать об этом – всегда, и днем и ночью, страшиться этого?

Замужние пусть обратят внимание на то, чем они обольщают себя, думая, будто старанием нравиться они доставляют удовольствие своим мужьям: приводя мужей в оправдание свое, они только делают их чрез то сообщниками своего преступного замысла. По крайней мере, я думаю, что дев, к которым теперь обращена эта речь, – если они предаются таковой изысканности нарядов и убранств, – не следует и считать в числе девственниц, но как зараженных овец и больную скотину надлежит отлучать от святого и непорочного стада девственного, дабы, живя вместе, чрез взаимное сообщение они не заразили прочих и, сами погибая, не губили и других. Итак, ревнуя о благе целомудрия, будем убегать всего вредного и соблазнительного. <…>

Не стыдятся некоторые бывать на свадьбах и, пользуясь там свободою похотливых речей, вмешиваться в срамные разговоры, слушать непристойные слова от других и сквернословить самим, быть заметными и присутствовать при пьянственных пиршествах, коими возжигаются похоти, где невеста возбуждается к перенесению растления, а жених к наглой дерзости. <…>

Итак, девы, послушайте меня, как отца; послушайте, прошу и молю вас, меня, опасающегося за вас и потому подающего вам благие советы; послушайте того, который неложно заботится о вашем благе и вашей пользе. Пребудьте таковыми, каковыми вас соделал Художник – Бог. Пребудьте таковыми, каковыми вас рука Отчая устроила. Да будет в вас лицо неподдельное, шея чистая, весь образ безпритворный. Не налагайте на уши ваши язв, а мышц и вый не опутывайте дорогими цепями из запястий и ожерельев; да будут ноги ваши свободны от золотых оков, волосы чужды всякой подделки, глаза достойны созерцания Бога. <…> Сей образ Небесного носит девство, носит непорочность, носит истина и святость… Наставляйте же старейшие юнейших; младшие возрастом возбуждайте соревнование в подругах; ободряйте себя взаимными увещаниями; зовите одна другую к славе, каждая в себе являя образец добродетели, достойный соревнования: крепитесь, духовно стремитесь вперед и вперед, достигайте цели вашей благопоспешно».

 

 

О Церкви

 

«Господь наш, Коего заповеди и увещания мы должны хранить, определяя достоинство епископа и управление Своей Церкви, говорит Петру в Евангелии: Аз же тебe глаголю, яко ты еси Петр, и на сем камени созижду церковь Мою, и врата адова не одолeют ей, и дам ти ключи Царствия Небeснаго: и еже аще свяжеши на земли, будет связано на небесeх; и еже аще разрeшиши на земли, будет разрeшено на небесeх (Мф. 16, 18-19). Отсюда последовательно и преемственно истекает власть епископов и управление Церкви, так что Церковь поставляется на епископах и всяким действием Церкви управляют те же начальствующие. …Церковь заключается в епископе, клире и всех стоящих в вере».

 

«Один есть Бог и один Христос, и Церковь одна, и кафедра, основанная по слову Господа на камне, одна (Мф. 16, 18). Нельзя ставить другого алтаря и нового священства там, где есть один алтарь и одно священство. Кто инуду собирает – расточает (Лк. 11, 23)».

 

«Избегайте ядовитых речей диавола, который от начала мира был всегда лукав и лжив: он лжет, чтобы обольстить, – льстит, чтобы вредить, – предлагает блага, чтобы причинить зло, – обещает жизнь, чтобы умертвить. Теперь ясны его речи и явны злоухищрения: он обещает мир, чтобы нельзя было получить мира, – предлагает спасение, чтобы согрешившему заградить путь к спасению, – обещает Церковь, а действует так, чтобы поверивший словам его вовсе погиб для Церкви».

«Если и оказываются в Церкви плевелы, то это не должно составлять препятствия для нашей веры или любви; нам самим не должно отступать от Церкви из-за того, что усматриваем в Церкви плевелы, а только нужно стараться о том, чтобы мы могли быть пшеницею и, когда начнут складывать хлеб в Господни житницы, могли получить плод по делу и труду нашему. Апостол в Послании говорит:в велицeм же дому не точию сосуди злати и сребряни суть, но и древяни и глиняни: и ови убо в честь, ови же не в честь (2 Тим. 2, 20). <…> Право сокрушать глиняные сосуды предоставлено одному Господу, Которому дан жезл железный (Апок. 2, 27). Раб не может быть больше господина своего, и того, что Отец предоставил одному Сыну, никто не может присваивать себе, почитая для себя возможным носить лопату для отребления и очищения гумна или отделять, человеческим судом, все плевелы от пшеницы. Это было бы гордым упорством и святотатственным посягательством, на которое способно злобное неистовство. Присвояющие себе более господства, чем требует кроткая правда, изгоняются из Церкви; и нагло себя воздымающие, будучи ослеплены самою своею надменностью, теряют свет истины».

 

«Церковь по всему миру одна, разделенная Христом на многие члены, и епископство одно, разветвленное в единодушном лике многих епископов…».

 

«Итак, никто не должен следовать за непокоривыми, не боящимися Бога и всецело отступающими от Церкви».

 

«Ибо как во время того всемирного крещения, очистившего всю древнюю неправду, кто не был в ковчеге Ноевом, тот не мог и спастись от воды: так и теперь, кто не крещен в Церкви, в таинственное подобие единому ковчегу, основанной на Господнем единстве, тот не может и спастись крещением».

 

«Если же невеста Христова, которая есть Церковь, есть вертоград заключенный, то заключенного нельзя открывать чужим и сторонним. Если она источник запечатлен, то ни пить из него, ни запечатлеваться им не может тот, кто, будучи поставлен вне, не имеет доступа к источнику. Если она есть единственный кладязь воды живой – находящийся внутри, то поставленный вне не может освящаться и оживляться от той воды, все употребление и питие которой уступлено находящимся внутри».

 

 

Объ отвѣтственности за невѣжество въ познаніи Бога

 

«Потому-то величайшее преступление – не хотеть познать Бога, Которого не знать не возможно».

 

«Бог выражает Свое негодование и гнев за то, что на земле нет Богопознания; и все же Бога не познают и не боятся!».

 

«И не ищи имени для Бога: Бог – имя Ему. Слова нужны там, где надобно поразить чернь собственными отличиями названий; а для Бога, Который и есть только один, все заключается в слове “Бог”».

 

 

О смыслѣ наказанія Божія и наказанія пастырскаго

 

(Сравни со словами Священнаго Писанія: «Сыне, не пренебрегай наказанія Господня, ниже ослабѣвай, отъ Него обличаемь: его же бо любитъ Господь, наказуетъ, биетъ же всякаго сына, егоже пріемлетъ» Притч. 3, 11-12)

 

«Бог любит того, кого обличает, и когда обличает, то обличает для того, чтобы исправить, а исправляет для того, чтобы спасти».

 

«Если же Господь наказуеттого, кого любит, и наказует с тем, чтобы исправить, то и братья, а тем более священники, обнаруживают не ненависть, а любовь к тем, кого таким же образом наказуют для исправления».

 

«Даровав здравие, Он предлагает затем и образ жизни и закон непорочности; не только запрещает на будущее время жизнь беспорядочную и распутную, но получившим исцеление угрожает в противном случае еще худшими последствиями: потому именно, что меньше твоя вина, когда ты согрешил прежде, чем узнал Божественное учение; но нет для тебя извинения, когда ты грешишь, познавши уже Бога».

 

«Нисколько не извинительно человеку не страдать за себя, когда Он пострадал за нас: если Он пострадал за грехи чужие, то тем более каждый должен страдать за свои грехи».

 

 

Противъ идей феминизма

 

«И не одному только мужескому полу усвояет Господь благодать целомудрия – Он не обходит жен, но потому что жена есть часть мужа, из него взята и создана, Бог во всем почти Писании обращается к первозданному, так как двое составляют одну плоть, и в муже обозначается вместе и жена».

«Да и как назовет себя верующим во Христа тот, кто не исполняет заповеданного Христом?».

Противъ мнѣнія тѣхъ, кто утверждаетъ, что любой священникъ – проводникъ благодати, не важно «ржавый»онъ или нѣтъ, благодать проходитъ черезъ него...

Крайнѣ важно!

«…потому что приношение не может быть освящено там, где нет Святого Духа, и Господь не исполнит по молитвам и прошениям того, кто сам тяжко оскорбил Господа».

«Да не обольщает себя народ мыслию, будто он может быть свободен от греховной заразы, имея общение со священником-грешником и своим согласием способствуя неправедному и незаконному епископству своего предстоятеля».

 

О современныхъ проповедникахъ и «старцахъ»

«Надобно остерегаться, возлюбленнейшие братья, обмана не только явного и очевидного, но и такого, который прикрыт тонким лукавством и хитростью… Он [враг Божий] изобрел ереси и расколы, чтобы ниспровергнуть веру, извратить истину, расторгнуть единство. Кого ослеплением не может удержать на ветхом пути, того сводит в заблуждение и обольщает путем новым. Восхищает людей из самой Церкви и, когда они видимо приближались уже к свету и избавлялись от ночи века сего, снова распростирает над ними, неведомо им, новый мрак, так что они, не придерживаясь Евангелия и не сохраняя закона, называют, однако же, себя христианами и, блуждая во тьме, думают, будто ходят во свете. Таковы льстивые козни врага, который, по слову Апостола, преобразуется во Ангела света (2 Кор. 11, 14), и своим служителям дает вид служителей правды; между тем, как они возвещают ночь вместо дня, погибель вместо спасения, отчаяние под покровом надежды, вероломство под предлогом веры, антихриста под именем Христа и, прикрывая ложь правдоподобием, тонкою хитростию уничтожают истину».

 

«Пусть никто не подрывает истины веры вероломною изменою! Епископство одно и каждый из епископов целостно в нем участвует. Также и Церковь одна, хотя, с приращением плодородия, расширяясь, дробится на множество».

 

«Но и отсюда, возлюбленнейшие братья, и отсюда предостерегаю и советую: не давайте безрассудно веры пагубным словам, не соглашайтесь скоро на льстивые речи, чтобы не принять вам тьмы вместо света, ночи вместо дня, глада вместо пищи, жажды вместо пития, яда вместо лекарства, смерти вместо жизни. Да не соблазняют вас ни лета их, ни достоинство: они, подражая древнему распутству двух старцев, которые старались обольстить и обесчестить целомудренную Сусанну (Дан. 13, 20), также стараются нарушить чистоту Церкви прелюбодейным учением и исказить евангельскую истину. Господь взывает к нам, говоря: не слушайте словес пророков, иже пророчествуют вам и прельщают вас: видение от сердца своего глаголют, а не от уст Господних; глаголют отвергающим Мя: “Глагола Господь: мир будет вам” (Иер. 23, 16-17). Но мира не приносят те, кои сами не имеют мира. Обещают возвратить и снова призвать в Церковь падших те, кои сами отпали от Церкви».

 

«Прелюбодейно, нечестиво, святотатственно основывать что-либо на человеческом буйстве, чтобы ниспровергнуть порядок Божественный. Следуя предостережению и наставлению Господа: вожди суть слепи слепцем: слепецже слепца аще водит, оба в яму впадетася (Мф. 15, 14), удаляйтесь от общения с подобными людьми и избегайте речей их, как рака и заразы (2 Тим. 2, 17)».

 

«Если кто на стороне и мог действительно получить что-либо от Церкви, по своей вере, как это представляется некоторым, то, конечно, он получил то, чему верил. Но, веруя ложному, он не мог получить истинного, или лучше сказать, по ложной вере своей таковой и получает одно подложное и нечестивое».

 

 

Противъ ереси кипріанизма и ученія о «больной» церкви

 

«Невеста Христова искажена быть не может: она чиста и нерастленна, знает один дом и целомудренно хранит святость единого ложа».

 

«Но да не будет того, да не попустит милосердие Господа и непоколебимое могущество Его, чтобы Церковию был назван сонм падших, когда написано: Бог же несть Бог мертвых, но живых! (Лк. 20, 38)».

 

Объ отдѣляющихся отъ Церкви

 

«Всяк, отделяющийся от Церкви, присоединяется к жене-прелюбодейце и делается чуждым обетований Церкви; оставляющий Церковь Христову лишает себя наград, предопределенных Христом: он для нее чужд, непотребен, враг ее. Тот не может уже иметь Отцом Бога, кто не имеет матерью Церковь. Находящийся вне Церкви мог бы спастись только в том случае, если бы спасся кто-либо из находившихся вне ковчега Ноева.»

«Собирающий в другом месте, а не в Церкви, расточает Церковь Христову».

 

«Итак, когда двенадцать колен Израильских должны были разделиться, то пророк Ахия раздирает свою одежду. Но как народ Христов разделяться не должен, то и хитон Христов, связно сотканный повсюду, не был разодран возобладавшими им: нераздельною крепостию своей связи он указывает на неразделимое согласие всех нас, которые облеклись во Христа. Таким образом, таинственным знамением своей одежды Господь предъизобразил единство Церкви».

 

«Ибо усилия еретиков и зломыслящих раскольников начинаются обыкновенно с самоугождения, соединенного с надменным и гордым презрением к предстоятелю».

 

«…раскольники всегда горячи только вначале, но не могут возвращать и приумножать то, что беззаконно начали, а тотчас ослабевают в неправой ревности своей!».

 

«Ты желал, возлюбленнейший брат, чтобы я написал тебе и касательно Новациана, какую ересь он ввел. Знай же, что прежде всего мы не должны любопытствовать, чему он учит, когда учит вне Церкви. Кто бы и какой бы он ни был, он не христианин, как скоро он не в Церкви Христа».

 

«Расколы и ереси происходили и происходят в том случае, когда епископу, которому одному предоставлено начальство над Церквовию, некоторые по гордой самонадеянности оказывают презрение, – когда человека, почтенного удостоением Бога, люди почитают недостойным».

 

«Когда беседующего Господа оставили многие ученики, тогда Он, как читаем в Евангелии, обратившись к двенадцати, сказал: еда и вы хощете ити? Отвeща убо ему Симон Петр: Господи, к кому идем? глаголы живота вeчнаго имаши, и мы вeровахом и познахом, яко Ты еси Христос, Сын Бога живаго (Ин. 6, 67-69). Здесь Петр, на котором надлежало основать Церковь, говорит от имени Церкви, научая и показывая, что хотя бы упрямая и гордая толпа непослушных и ушла, однако Церковь не отступит от Христа – а ее составляет народ, приверженный к священнику, и стадо, послушное своему пастырю. Из этого ты должен уразуметь, что епископ – в Церкви и Церковь – в епископе, и кто не с епископом, тот и не в Церкви. Потому напрасно льстят себе те, кои, не имея мира с священниками, думают своею вкрадчивостью расположить некоторых к тайному общению с собою: Церковь кафолическая одна – она не должна быть ни рассекаема, ни разделяема, но должна быть совершенно сплочена и скреплена связью священников, взаимно к себе привязанных».

 

«Отсюда очевидно, что противниками Господа и антихристами суть все те, о коих известно, что они отступили от любви и единства кафолической Церкви».

 

«То же, как видим, выражено и в сказании о Рааве, которая также представляла образ Церкви; ей заповедано и сказано: отца же твоего и матерь твою и братию твою и весь дом отца твоего да собереши к себе в дом твой; и будет всяк, иже аще изыдет из дверей дому твоего вон, сам себе повинен (Нав. 2, 18-19). Здесь таинственно возвещается, что в одном только доме, то есть в Церкви, должны собираться те, кои готовятся к победе и желают избежать погибели мира, а кто из собранных выйдет вон, то есть, получивши благодать в Церкви, отступит и выйдет из Церкви, тот будет сам себе повинен, то есть самого себя должен винить за свою погибель, и такового, по ясному учению и заповеди апостола Павла, надлежит избегать, как еретика развращеннаго, согрешающаго и самоосужденнаго (Тит. 3, 11)».

 

«Наконец, как неразделимо таинство единства, как безнадежны и как великую казнь заслуживают себе от гнева Божия те, кои производят раскол и, оставивши епископа, поставляют себе вне иного лжеепископа…».

 

 

О Таинствѣ Евхаристіи

 

«Христос говорит: Аз есмь лоза истинная (Ин. 15, 1). Значит, Кровь Христова есть не вода, а вино, и нельзя потому думать, что Кровь Господня, которою мы искуплены и оживотворены, находится в чаше Господней тогда, когда в ней недостает вина, потому что одно вино представляет Кровь Христову, как это можно видеть из прообразов и свидетельств всех Писаний. Так первый прообраз сего таинства мы находим в книге Бытия в лице Ноя, в котором будущее страдание Господне предызображено тем, что он испи от вина и упися и обнажися в доме своем… Ной, представляя собою прообраз будущей истины, пил не воду, а вино и этим предызобразил страдание Господне».

 

«Чаша, которая упоевает, само собою разумеется, бывает растворена вином, ибо водою никто не может упиться. Чаша же Господня упоевает так, как, по сказанию книги Бытия, был упоен и Ной, напившись вина. Но чтобы показать, что опьянение от чаши Господней и Крови не таково, каково опьянение от вина обыкновенного, Дух Святой, сказавши в псалме: чаша Твоя упоявающи, присовокупляет: яко державна, то есть чаша Господня так упоевает пиющих от нее, что делает их еще трезвее, направляя умы их к духовной мудрости и вместо предметов земных, устремляямысль к одному Богу. И как после вина обыкновенного ум делается более свободным, душа более восторженною, забывая все прошедшие скорби, так точно после пития Крови Господней из спасительной чаши изглаждается память ветхого человека, забывается его прошедшая жизнь и место тяжкого и скорбного чувства греховности, гнетущего сердце, заступает чувство радостное о милосердии Божием; но такой радости может сподобиться пиющий в Церкви Господней только тогда, когда в питии сохранена истина Господня».

 

«Так как Христос, понесший на Себе грехи наши, понес всех нас, то ясно, что водою означается народ, а вином – Кровь Христова. Смешение в чаше воды с вином показывает союз народа со Христом, верующих с Тем, в Кого веруют. Вода и вино после смешения в чаше Господней так неразрывно и тесно соединяются между собою, что не могут отделяться одно от другого: так точно ничто не может отделить от Христа Церкви, то есть народа, составляющего Церковь, твердо и непоколебимо пребывающего в вере и связанного всегдашнею нераздельною любовию. <…> И потому таинство духовное и небесное совершается только тогда, когда то и другое смешивается и неразрывно соединяется одно с другим».

 

 

О невозможности Причастія Тѣла и Крови Христовыхъ, равно какъ и другихъ Таинствъ внѣ Церкви,въ еретическихъ сообществахъ и расколахъ

 

«Плоть Христова – святыня Господня не может быть износима вон из дому; а для верующих нет другого дома, кроме единой Церкви. Этот дом, эту обитель единомыслия Дух Святой обозначает в псалмах, говоря: Бог вселяет единомысленныя в дом (Пс. 67, 7). Так только единомысленные, согласные и простосердечные живут и пребывают в доме Божием, в Церкви Христовой».

 

«…пресвитеров и диаконов, которые или, быв рукоположены сначала в кафолической Церкви, в последствии времени сделались изменниками и возмутителями против Церкви, или же у еретиков лжеепископами и антихристами, вопреки распоряжению Христову, нечестивым рукоположением поставлены, и наперекор единому и Божественному алтарю старались приносить на стороне ложные и святотатственные жертвы, – что и их, когда обращаются, надобно принимать под тем условием, чтобы они допускались к общению как простые миряне. Довольно с них и того, что бывши врагами мира, они приемлют мир; но никак не следует оставлять при них, по возвращении к нам, те оружия рукоположения и чести, коими они против нас воевали. Ибо священники и служители, предстоящие алтарю и священнодействиям, должны быть чисты и непорочны. <…> Хотя в последствии времени они сами возвращаются в Церковь, однако же они никак не могут с тем вместе ни восстановить, ни призвать с собою всех тех, которые, быв обольщены ими и застигнуты смертию вне Церкви, погибли без общения и мира и которых души в день суда взыщутся от рук тех, кои были виновниками и руководителями их погибели».

 

«…все вообще еретики не имеют никакой власти и права».

 

 

Объ истинномъ епископствѣ

 

«Ибо в возлюбленнейшем нашем Корнелии у Бога и Христа, у Церкви Его и у всех сосвященников особенную похвалу заслуживает то, что не вдруг достиг он епископства, но, прошедши все церковные должности и много послуживши Господу в делах церковного правления, достиг высочайшего священнического сана по всем богослужебным ступеням. Притом, сам он не требовал, не желал епископства, не захватывал его, как другие, движимые собственным высокомерием и гордостию; иначе: тихий и скромный, таков, какими всегда бывают избираемые на это место свыше, он по стыдливости девственного воздержания своего, по смирению врожденной и соблюденной скромности не употребил, как некто, насилие для того, чтоб быть епископом, но сам испытал насилие, быв принужден принят епископство».

 

«…всякий предстоятель свободен управлять своею церковию по своей воле, имея дать отчет в своем действовании Господу».

 

«…пусть всякий епископ по свободному своему произволению поступает так, как считает должным».

 

«Ибо и епископу должно не только учить, но и учиться; и тот только лучше и научает, кто каждодневно сам возрастает и преуспевает в изучении лучшего».

Епископ обязан «заботиться о мире и спокойствии всех».

 

 

Объ отношеніикъ священникамъ

 

«Бог повелел умерщвлять тех, которые не повиновались своим священникам и не слушались судей, от Него на то время поставленных. И как тогда было еще время телесного обрезания, то гордые и непокорные умерщвляемы были мечом телесным; а теперь, когда для верных слуг Божиих наступило обрезание духовное, гордые и непокорные умерщвляются мечом духовным, быв отлучаемы от Церкви. Ибо вне ее нет жизни: дом Божий один, и никто не может где-либо спастись, как только в Церкви. А что действительно погибают непокорные, не слушающие спасительных наставлений пастырей и не повинующиеся им, это подтверждает Писание, говоря: безумный ругается наказанию… ненавидящии же обличения скончаваются срамно (Притч. 15, 5 и 10)».

 

«…священники Божии отмщеваются Тем, Кто поставляет священников».

 

«всею душею твоею благоговей Господеви, и иереи Его чти» (Сир. 7, 31)

 

«Будучи почтителен к священникам лживым, Он (Господь Ӏисусъ Христосъ) этим учил нас оказывать истинным священникам законное и полное уважение».

 

«И хотя, после распятия Господа, священники стали святотатцами, нечестивыми и жестоковыйными, и уже нисколько не удержали священнической чести и важности; однако Павел показал уважение даже к самому (хотя пустому) имени и некоторой тени священника, когда отвечал: не вeдах, братие, яко архиерей есть: писано бо есть: князю людий твоих да не речеши зла (Деян. 23, 5)».

 

«Но долг предстоятелей – держаться заповеди и вразумлять как поспешающих, так и неведущих; иначе долженствующие быть пастырями овец соделаются хищниками. Ибо позволить то, что влечет к погибели, значит обманывать… ».

 

«…а то, что с оскорбительными грубостями изложено было противною стороною в присланном к нам свитке, с пренебрежением отвергли ради общей чести и из почтения к важности и святости священства, рассуждая и соображая, что при столь многочисленном и благочестивом собрании братьев, где совосседают священники Божии, не должно этого ни читать, ни слушать. В самом деле, не следует обнаруживать и оглашать неосторожно и безрассудно того, что, будучи написано во враждебном тоне, может причинить слушателям соблазн и неверною молвою смутить братьев, находящихся вдали и живущих за морем. <…> Так, все подобное, излагаемое некоторыми в письмах, мы, как предстоятели и священники, всячески должны отвергать с презрением. <…> …я велел читать перед клиром и народом те из доставленных ко мне писем, которые отзывались благочестивою простотою, а не лаянием злословий и ругательств».

 

«И в Евангелии читаем, что Господь, когда Ему было сказано: тако ли отвещаваеши архиереови?– соблюдая должную честь к священнику и поучая тому других, ничего не сказал против архиерея, а только, защищая Свою невинность, отвечал: аще злe глаголах, свидeтельствуй о злe; аще ли добрe, что Мя биеши? (Ин. 18, 22-23). Так же поступил и блаженный Апостол. Когда ему сказали: архиерею ли Божию досаждаеши?– он ничего на произнес в укор против священника тогда, когда мог постоянно высказываться против тех, которые, распяв Господа, потеряли уже и Бога, и Христа, и храм, и священство; но и в ложных, недостойных священниках признавая, хотя пустую, тень священнического имени, он сказал: не вeдах, братие, яко архиерей есть, писано бо есть: князю людий твоих да не речеши зла (Деян. 23, 4-5)».

 

«Ибо я помню то, что мне уже указано и что послушному и боящемуся рабу заповедано Господнею и Божественною властию; помню, что удостоив меня своих указаний и откровений, Господь, между прочим, прибавил: “Кто не верит Христу, поставляющему священника, тот станет потом верить Ему, отмщевающему за священника”. ».

 

«Общество священников, связанное узами взаимного согласия и единения, для того и многочисленно, возлюбленнейший брат, чтобы в случае попытки кого-либо из нашего сонма произвесть ересь, терзать и рассеивать Христово стадо, другие противодействовали и, как попечительные и милосердые пастыри, собирали Господних овец в одно стадо».

 

«…поэтому со всем тщанием и беспристрастным исследованием надлежит избирать на священство Божие только тех, о коих знаем, что они будут услышаны Богом».

 

 

О радости из-за тѣхъ негодныхъ, кто отдѣляется отъ Церкви

 

«Что производит в сердце христианина зверства волков, бешенство псов, смертоносный яд змиев и вообще кровожадная лютость зверей? Надобно радоваться, когда люди, подобные им, отделяются от Церкви, чтобы своею свирепою и ядовитою заразою не погубили голубей и овец Христовых. Не могут быть соединяемы и смешиваемы – горечь со сладостию, мрак со светом, ненастье с вёдром, война с миром, бесплодие с плодородием, сухость с водяным источником, буря с тишиною».

 

«Должно отвращаться и бегать от всякого, отделившегося от Церкви: яко развратися таковый и согрешает и есть самоосужден (Тит. 3, 11). Можно ли представить себе, что тот находится со Христом, кто действует против священников Христовых,– отделяет себя от общения с Его клиром и народом? Да ведь он вооружается против Церкви, противодействует Божественному домостроительству, он враг алтаря, возмутитель против жертвы Христовой, изменник в отношении веры, в отношении благочестия святотатец; непокорный раб, сын беззаконный, брат неприязненный: презревши епископов и оставивши священников Божиих, он дерзает устроять другой алтарь, составлять другую молитву из слов непозволительных, ложными жертвоприношениями осквернять истину жертвы Господней, и даже не хочет знать, что действующий вопреки Божию чиноположению наказывается за безрассудное дерзновение по усмотрению Божественному».

 

«Не следует собирать такую гнилость, которая заразила бы здоровое и цельное, и тот пастырь не будет полезным и искусным пастырем, который допускает в стадо паршивых и зараженных овец, могущих, по прилипчивости своей болезни, заразить целое стадо. Ты не смотри на число их. Ибо лучше один сын, боящийся Бога, нежели тысячи нечестивых, как говорит и Господь чрез пророка: не желай чад множества неключимых, ниже веселися о сынех нечестивых, егда умножатся, не веселися о них, аще несть страха Господня с ними (Сир. 16, 1)».

 

 

Добрые не могутъ отдѣлиться отъ Церкви

 

«Пусть никто не думает, будто добрые могут отделиться от Церкви. Ветер не развевает пшеницы и буря не исторгает дерева, растущего на твердом корне. Только пустые плевелы уносятся вихрем; только слабые деревья падают от устремления бури. Их-то предает проклятию и поражает апостол Иоанн, говоря: от нас изыдоша, но не беша от нас, аще бы от нас были, пребыли убо быша с нами (1 Ин. 2, 19)».

 

«Ереси происходили и происходят часто оттого, что строптивый ум не имеет в себе мира и посевающее раздор вероломство не держится единства».

 

«Отделяются те, кои, без Божественного распоряжения, самовольно принимают начальство над безрассудными скопищами, – без законного посвящения поставляют себя вождями, – присваивают себе имя епископа тогда, как никто не дает им епископства. Дух Святой в псалмах называет их седящими на седалищи губителей (Пс. 1, 1), язвою и заразою для веры, – людьми, обольщающими посредством змеиных уст, искусными в извращении истины, пагубным языком, изрыгающим смертоносный яд, – людьми, которых слово их яко гангрена жир обрящет (2 Тим. 2, 17), и беседа вливает смертоносную заразу в сердце каждого… Их же описывает и обозначает Господь, говоря: Мене оставиша, источника воды живы, и ископаша себе кладенцы сокрушеныя, иже не возмогут воды содержати (Иер. 2, 13)».

 

«Рожденные от лжи не сподобляются обетований истины. Порождаемые вероломством погубляют благодать веры. Нарушившие мир Господень неистовым раздором не могут достигнуть награды мира».

 

«Но да не колеблет и не смущает нас крайнее и неожиданное вероломство многих; пусть лучше истина предсказанного укрепит нашу веру».

 

«Никто из верных, возлюбленнейший брат, помня Евангелие и держась заповедей предостерегающего апостола, не должен возмущаться тем, что в последние времена некоторые гордые и непокорные люди и враги священников Божиих отступают от Церкви или восстают против Церкви; потому что Сам Господь и апостол Его еще заранее возвестили о явлении таких людей (2 Тим. 3, 1-9)».

 

 

О необходимости единодушія въ Вѣрѣ

 

«Таким образом Господь заповедал сперва единодушие, указал на согласие и научил верно и решительно соглашаться между собою. Как же согласится с кем-либо тот, кто не согласен с телом самой Церкви и со всем братством? Как могут собираться во имя Христово двое или трое, о которых известно, что они отделяются от Христа и от Евангелия Его?».

 

«Бог не призрел на жертвы Каина; потому что не мог иметь милостивым к себе Бога тот, кто, по зависти и вражде, не имел мира с братом».

«Какое же соблюдает единство, какую любовь хранит или о какой любви помышляет тот, кто, предавшись порывам раздора, рассекает Церковь, разрушает веру, возмущает мир, искореняет любовь, оскверняет таинство?».

 

«Бог один и один Христос, одна Церковь Его и вера одна и один народ, совокупленный в единство тела союзом согласия. Единство не должно дробиться; также не должно дробиться и одно тело, чрез разрыв связи, – не должно разрываться на куски терзанием отторженных внутренностей: все, что только отделилось от жизненного начала, не может, с потерею спасительной сущности, жить и дышать особою жизнию».

 

«Велика благость и любовь Господа в устроении нашего спасения!Не довольствуясь тем, что искупил нас Своею Кровию, Он еще и просил за нас! А прося, смотрите, какое Он имел желание: да и мы пребываем в том самом единстве, в каком Отец и Сын едино суть. Отсюда можно уразуметь, как грешат те, кои уничтожают единство и мир, уничтожают то, о чем просил Господь, желавший, чтобы народ Его был спасен, живя в мире, так как Он знал, что вражда не входит в Царство Божие».

 

«…только сомневающийся и нерешительный дух часто колеблется от разных мнений, как от дуновения пробегающих ветров, и уклоняется от своей цели в укор своему легкомыслию».

 

«Между предшественниками нашими некоторые епископы здешней области не считали позволительным давать мир прелюбодеям и вовсе не допускали покаяния за прелюбодеяния; и однако они не отступили от сообщества соепископов своих и не разрывали кафолического единства упорством в своей жестокости и строгости: и из-за того, что другие давали мир прелюбодеям, не отделился от Церкви тот, кто не давал его. Когда держится связь согласия и хранится нераздельным таинство кафолической Церкви, то каждый епископ действует по своему усмотрению, имея отдать Господу отчет в своих действиях».

 

 

О томъ, кто не можетъ считаться мученикомъ, и объ исповѣдникахъ

 

«Христос даровал нам мир; Он повелел нам быть согласными и единодушными, заповедал ненарушимо и твердо хранить союз привязанности и любви, и кто не соблюл братской любви, тот не может быть мучеником».

 

«Не будет принадлежать Христу, кто вероломным несогласием нарушил любовь Христову: не имеющий любви и – Бога не имеет».

 

«Итак, не могут пребывать с Богом не восхотевшие быть единодушными в Церкви Божией: хотя бы они, быв преданы, сгорели в пламени и огне, или испустили дух свой, будучи брошены на снедь зверям; однако и это не будет для них венцом веры, но будет наказанием за вероломство,–не будет славным окончанием благочестивого подвига, но исходом отчаяния. Подобный им может быть умерщвлен, но увенчаться он не может. Да он и христианином называет себя так же ложно, как и диавол часто называет себя ложно Христом, по изречению Самого господа: мнози бо приидут во имя Мое, глаголюще, яко Аз есмь (Христос), и многи прельстят (Мк. 13, 6). Как диавол не есть Христос, хотя и обманывает Его именем, так и христианином не может почитаться тот, кто не пребывает в истине Его Евангелия и веры».

 

«Исповедание не освобождает от козней диавола и находящемуся еще в сем мире не доставляет всегдашней защиты от искушений, опасностей, нападений и ударов века».

 

«Кто бы ни был исповедник, все же он не выше, не лучше и не богоугоднее Соломона. А Соломон доколе ходил в путях Господних, дотоле обладал и благодатию, полученною от Бога; потом же когда он оставил путь Господень, тогда утратил и благодать Господню, как написано: и воздвиже Господь противника на Соломона (3 Цар. 11, 14).Потому в Писании сказано: держи, еже имаши, да никтоже приимет венца твоего (Апок. 3, 11)… Исповедание есть только приступ к славе, а не достижение уже венца: оно не заканчивает подвига, а только предначинает достоинство. В Писании говорится: претерпевый же до конца, той спасен будет (Мф. 10, 22)».

 

«Пусть же никто не погибает чрез пример исповедников! Пусть никто из поступков исповедника не научается неправде, гордости, вероломству! Он – исповедник; пусть же будет кроток и тих; соображая действия свои с благочинием, пусть будет скромен и, называясь исповедником Христовым, пусть подражает Христу, Которого исповедует».

 

«Он – исповедник Христов, но только в таком случае, если чрез него не хулится потом величие и достоинство Христово.Язык, исповедавший Христа, не должен быть злоречив и сварлив; не должен произносить злословий и ругательств; не должен, после хвалебных слов, изрыгать змеиного яда на братьев и священников Божиих.А если исповедник сделается впоследствии порочным и бесчестным; если исповедание свое обесславит худым поведением, осквернит жизнь свою постыдными делами; если, наконец, оставивши Церковь, в которой сделался исповедником, и расторгнувши союз единства, прежнюю веру заменит последующим вероломством; то таковой, из-за исповедничества не может обольщать себя тем, будто он избран для славной награды: напротив, из-за того самого он заслужил тем большее наказание».

 

«Быть исповедником Господа, быть мучеником Христовым – значит сохранять твердо и ненарушимо во всем слово Его; а желать быть мучеником вне Господа и разорять Его заповеди, употреблять достоинство против Того, Который тебе даровал оное, и с принятым от Него оружием делаться как бы мятежником, – это есть – не желать исповедовать Христа и отвергать Его Евангелие».

 

Требования к исповедникам: «…только пусть они узнают от вас, научатся и убедятся, чего, по руководству писаний, требует церковное благочиние, именно, они должны быть смиренны, скромны и спокойны, чтобы им сохранить честь своего имени и чтобы те, которые сделались славны исповедничеством, были славны и по нравам; они должны, служа во всем Господу, сделать себя достойными венца небесного, совершением хвалы своей».

 

«Ибо мне больно, когда слышу, что некоторые с бесчестием и надменностию бродят и в праздности доходят до нелепостей или поселяют раздоры, преступными плотскими связями сквернят уды Христовы, уже причастные подвигу исповедничества Христова – не хотят повиноваться ни диаконам, ни даже пресвитерам, а ведут себя так, что через беспорядочное и худое поведение их – немногих – пятнается честь и слава многих добрых исповедников: они должны бояться, чтобы сии последние, обличив и осудив их, не лишили общения своего. Ибо только тот славный и истинный исповедник, от кого и впоследствии Церковь приобретает славу, а не посрамление».

 

Не может облечься через покаяние силою для добродетели тот, «кто изнемогает от отчаяния и, быв сурово и жестоко отлучен от Церкви, обратится на языческие пути и к мирским делам или же, отверженный от Церкви, перейдет к еретикам и раскольникам: там, хотя бы после и был умерщвлен ради имени Христова, он, как поставленный вне Церкви и отделенный от единения и любви, не может и через смерть получить венца».

 

«…мученики должны быть скромны, уверены в отмщении и нисколько не тщеславны в страдании».

 

«Отступники же и беглецы или противники и враги, рассыпающие Церковь Христову, если бы даже потерпели смерть вне ее за имя Христово, не могут быть, по Апостолу, допущены к миру с Церковию, так как они не удержали единства ни духа, ни Церкви».

 

«Да и приняли мы название рати не для того, чтобы помышлять только о мире, уклоняться и отказываться от воинской службы, тем более когда в этой рати впереди всех прошел Господь, учитель смирения, терпения и страдания, чтобы прежде Самому исполнить то, чему научал других, чтобы прежде Самому пострадать за нас, которых увещевает к страданию. Да будет пред очами у вас, возлюбленнейшие братья, что Тот, кто Один принял от Отца весь суд, и Который придет судить, уже произнес приговор Своего суда и будущего испытания, предвозвестив и засвидетельствовав, что исповедающих Его и Он исповесть пред Отцом Своим, а отвергающихся Его отвержется и Он. Если бы мы могли избежать смерти, то справедливо было бы бояться ее. Но так как смертному умереть необходимо, то воспользуемся случаем, ниспосылаемым по Божественному обещанию и милости: умрем так, чтобы смертию заслужить награду бессмертия; не убоимся быть убитыми, зная, что когда убьют нас, мы увенчаемся».

 

«И какая тяжкая вина для человека христианина, если он, раб, не хочет страдать, когда первый пострадал Сам Господь, – если мы не хотим пострадать за свои собственные грехи, когда Он, будучи безгрешен, пострадал за нас! Сын Божий пострадал, чтобы сделать нас сынами Божиими, а сын человеческий не хочет страдать, чтобы остаться навсегда сыном Божиим! Если мы терпим от ненависти мира, так эту ненависть прежде всех принял на Себя Христос. Если мы переносимв сем мире поношения, изгнания и мучения, то гораздо тягчайшие испытал на Себе Творец мира и Господь, Который и указывает на это, говоря: Аще мир вас ненавидит, вeдите, яко Мене прежде вас возненавидe;аще от мира бысте были, мир убо свое любил бы; якоже от мира нeсте, но Аз избрах вы от мира, сего ради ненавидит вас мир. Поминайте слово, еже Аз рeх вам: нeсть раб болий Господа своего: аще Мене изгнаша, и вас изженут (Ин. 15, 18-20). Господь и Бог чему научал, то и сделал, чтобы безответен был ученик, который учится и не делает».

 

«…как известно, если бы таковые (отторгнутые отъ Церкви ред.) и были умерщвлены вне Церкви, то это не будет венцом веры, но скорее наказанием за вероломство».

 

«Не боится палок тело христианина, которого вся надежда в древе».

 

«Прошу вас известить об этом и прочих товарищей наших, чтобы, при их увещании, братство наше везде укреплялось и приготовлялось к духовной брани; чтобы все наши помышляли не о смерти, а о бессмертии и, с полною верою и всею силою предаваясь Господу, более радовались, чем страшились предстоящего исповедания: им известно, что оно воинов Божиих и Христовых не погубляет, а венчает».

 

«Вы же, братья возлюбленнейшие, следуя благочинию, заповеданному Господом, которое от меня вам преподано и которому от частого собеседования моего вы навыкли, соблюдайте спокойствие и истину: никто из вас да не производит тревоги между братьями и никто да не выдает себя добровольно пред язычниками; ибо тот только, кто задержан и отдан под стражу, должен вести речь, – так как в это время говорит в нас Господь, Которому угодно, чтобы мы исповедали Его, но не выставлялись со своим исповеданием».

 

 

О творящихъ чудеса и пророчества, но не идущихъ прямымъ путемъ правды

 

«Большое, конечно, дело и достойное удивления – пророчествовать, изгонять бесов и производить великие чудеса на земле, но совершающий все это не достигнет Царства Небесного, если не будет идти прямым и истинным путем. Господь, возвещая о том, говорит: Мнози рекут мнe во он день: Господи, Господи, не в Твое ли имя пророчествовахом, и Твоим именем бeсы изгонихом, и Твоим именем силы многи сотворихом? И тогда исповeм им, яко николиже знах вас; отъидите от мене, дeлающии беззаконие (Мф. 7, 22-23). Нужна правда, чтобы удостоиться благоволения у Бога-судии; надобно повиноваться Его заповедям и наставлениям, чтобы заслуги наши награждены были».

 

«Должно удаляться от намеренно согрешающих, должно даже бежать от них…».

 

 

Противъ экуменистовъ, ложно считающихъХриста «хлѣбомъ для всѣхъ», и противъ другихъ еретиковъ

 

«Христос есть хлеб жизни, и этот хлеб не всех, но только наш. Как говорим мы: Отче наш, потому что Бог есть Отец познающих его и верующих; так и Христа называем нашим хлебом, потому что Он и есть хлеб тех, которые прикасаются Телу Его».

 

«Ибо противник Христа преследует, нападает только на стан Христов и Его воинов. Еретиков, поверженных им однажды и сделавшихся его собственными, он презирает и обходит и старается низложить тех, которых видит стоящими».

 

«И мы, священники Бога, по Его удостоению поставленные начальниками в Его Церкви, должны знать, что отпущение грехов может быть даруемо только в Церкви и что противники Христа нисколько не могут присваивать себе Его благодати».

 

«…все, не отделившиеся от Корея, Дафана и Авирона, тотчас получили наказание за нечестивое общение. Этот пример очевидно доказывает, что приобщаются вине и наказанию все те, кои, по нечестивому безрассудству, будут в общении с раскольниками, вопреки начальникам и священникам».

 

 

О молитвѣ

 

«Когда мы стоим на молитве, то должны бодрствовать и прилежать к молению всем сердцем.Да удалится от нас всякое плотское и мирское помышление и дух да помышляет только о том, о чем просит».

 

«Пусть каждый молится Богу не за себя только, а за всех братьев, как научил молиться Господь: Он не заповедует каждому частную молитву, а повелевает всем молиться за всех молитвою общею и молением единодушным».

 

«…Господу надобно молиться с искренним вниманием и умолять не звуком голоса, но сердцем и чувством. Что же это за небрежность – во время принесения молитвы Господу отчуждать себя и увлекаться нелепыми и скверными помыслами, как будто у тебя есть думать о чем важнейшем, нежели о том, что ты беседуешь с Богом? И как ты требуешь, чтобы Бог услышал тебя, когда ты сам себя не слышишь? Как хочешь, чтобы Бог во время твоего моления помнил о тебе, когда ты сам о себе не помнишь? Это значит вовсе не остерегаться врага. Это значит, молясь Богу, оскорблять величие Божие небрежностию в молитве. Это значит бодрствовать глазами, а спать сердцем, между тем как христианин должен бодрствовать сердцем и тогда, когда спит глазами. В Писании, в книге Песни Песней так говорится от лица Церкви: аз сплю, а сердце мое бдит (Песн. 5, 2). Потому-то и апостол с такою заботливостью и осмотрительностью увещевает нас, говоря: в молитве терпите, бодрствующе в ней (Кол. 4, 2). Этим он научает и показывает, что только те получают просимое от Бога, которых Бог видит бдительными в молитве.

Притом молящиеся да не приходят к Богу с бесплодными и пустыми молениями. Недействительно то прошение, которое выражается в молитве, не сопровождаемой делом».

 

 

О правильномъ отношеніи христіанина къ смерти

 

«Да и мне также, малейшему и последнему из рабов Божиих, сколько раз было открываемо, сколь часто и ясно, по благоволению Божию, заповедуемо было непрестанно внушать и всенародно проповедовать, что не должно оплакивать братьев наших, по зову Господа отрешающихся от настоящего века, потому что они, как мы знаем, не погибают, а только предшествуют нам, и отходя предваряют нас, подобно путешественникам и мореплавателям. Мы должны устремляться за ними любовию, но никак не сетовать о них: не должны надевать здесь траурных одежд, когда они уже облеклись там в белые ризы; а иначе подадим повод язычникам справедливо осуждать нас за то, что мы, как совершенно погибших, оплакиваем тех, которые, по словам нашим, живут у Бога, и таким образом, не оправдав сердечным и искренним свидетельством той веры, которую возвещаем и проповедуем устами, мы сделаемся изменниками своей веры и упования, и то, что говорим, покажется притворством, вымыслом и лицемерием. Что пользы показывать на словах уважение к добродетели, а поступками уничтожать истину?».

 

«Видя начало тяжких бедствий и зная, что наступят еще тягчайшие, будем почитать величайшим для себя благодеянием скорейшее отшествие отселе».

 

«В этом-то и состоит сила доблести и веры, чтобы веруя и зная, что Бог может освободить от предстоящей смерти, однако ж не бояться смерти и не отступать пред нею, дабы сильнее засвидетельствовать веру».

 

 

Об отношеніи христіанина къ мiру

 

«Желать как можно долее оставаться в мире свойственно только тому, кого увеселяет мир, кого лукавый и льстивый век влечет к себе обманчивыми прелестями земного наслаждения. Но христианина мир ненавидит: зачем же ты любишь того, кто тебя ненавидит, и не следуешь лучше за Христом, Который тебя искупил и любит? Иоанн в Послании своем увещевает нас не увлекаться похотями плотскими и не пристращаться к миру.Не любите мира,– говорит он,– ни яже в мире. Аще кто любит мир, несть любви Отчи в нем; яко все, яже в мире, похоть плотская, и похоть очима и гордость житейская, несть от Отца, но от мира сего есть. И мир преходит и похоть его; а творяй волю Божию пребывает во веки (Ин. 2, 15-17), как и Бог во веки пребывает».

 

«Истинный мир уничтожается призраком мира ложного, спасительные недра матери заграждаются мачехою…».

 

 

О благотвореніи и милостыни

 

«И как в крещении один раз даруется отпущение грехов, так и всегдашнее непрестающее благотворение, подобно крещению, снова возвращает нам милость Божию».

 

«…по слову Господа, в последний день суда те наследуют царство, которые благодетельствовали в Церкви Его».

 

«Ты бережешь деньги, которые, будучи сбережены, не сберегут тебя».

 

«Отсюда видно, насколько грешит в Церкви тот, кто, предпочитая себя и детей своих Христу, бережет свои богатства и больших стяжаний своих не разделяет с нуждающимися бедняками».

 

 

Объ истинной материнской любви на примѣрѣ матери мучениковъ Маккавеевъ

 

«…любящей своих детей не нежно, но крепко. Она умоляла сына – исповедать Бога, умоляла – не отставать от братьев в похвале и славе, признавая себя матерью семерых детей только в том случае, когда ей удастся родить семерых для Бога, а не для мира».

 

 

Отвѣтъ еретикамъ и соучастникамъ ересей Московской Патріархіи

 

«Бог неохотно прощает идолопоклонникам. В книге Исхода Моисей просит за народ и не успевает. …Также, когда Иеремия молился за народ, Господь сказал ему: ты же не молися о людех сих и не проси, еже помилованным быти им, и не моли ниже приступай ко Мне о них, яко не услышу тя (Иер. 7, 16)». (Сравни съ отвѣтомъ отъ Господа Прп. Серафиму Саровскому, когда тотъ молился объ архіереяхъ последнихъ временъ! Ред.)

 

«Бог так негодует на идолопоклонничество, что повелел умерщвлять даже тех, которые советовали приносить жертвы и служить идолам. Во Второзаконии: аще же помолит тя брат твой… или сын твой, или дщерь твоя, или жена твоя яже на лоне твоем, или друг твой равен души твоей, отай глаголя: идем и послужим богом иным, …от богов языков; …да не соизволиши ему и не послушаеши его, и да не пощадит его око твое.., ниже прикрыеши его; возвещая да возвестиши о нем, и рука твоя да будет на нем в первых убити его, и руки всех людий послежде; и побиют его камением и умрет, яко взыскал есть отвратити тебе от Господа Бога твоего (13, 6-10)».

 

«Если, возлюбленнейший брат, нужно бояться дерзости негодяев, если злодеи буйством и насилием могут достигать того, чего не могут достигнуть по закону и справедливости: то погибло уже значение епископства, уничтожена высокая и Божественная власть церковного управления; мы не можем уже более оставаться и быть христианами, когда дошло до того, что боимся угроз и нападения потерянных людей…».

 

«Злый послушает языка законопреступных; праведный же не внимает устнам лживым» (Притч. 17, 4)

 

«…не участвовать ни в каких пиршествах и беседах со злыми, и да будем отдалены от них так же, как они далеки от Церкви».

 

«Итак, народ, повинующийся Божественным заповедям и Боящийся Бога, должен отделиться от грешника предстоятеля и не участвовать в жертвоприношении святотатственного священника, тем более что он имеет власть избирать священников достойных и низлагать недостойных. Богом, мы знаем, постановлено, чтобы священник был избираем в присутствии народа пред глазами всех и чтобы его достоинство и способность были подтверждаемы общественным судом и свидетельством. Так, в книге Чисел Господь повелевает Моисею: возми Аарона брата твоего и Елеазара сына его, и возведи их на Ор гору пред всем сонмом: и совлецы Аарону ризы его, и облецы Елеазара сына его, и Аарон приложився да умрет тамо (Числ. 20, 25-26). Пред всем сонмом повелевает Господь поставить священника, то есть учит и показывает, что поставление священника не иначе должно быть совершаемо, как с ведома предстоящего народа, чтобы присутствующие могли и открыть преступления злых, и возвестить заслуги добрых, и чтобы таким образом поставление было справедливо и законно, как основанное на общем приговоре и суде… Так же, как замечаем, соблюдали апостолы и при поставлении не только епископов и священников, но и диаконов… Так внимательно и осторожно, при собрании всего народа, было совершаемо это дело для того, чтобы кто-либо недостойный не поступил на служение алтарю и на священническое место».

 

«…становятся сообщниками и участниками в чужих грехах те, которые были в союзе с согрешающими.<…>следовательно, находящиеся в непозволительном общении со злыми и нераскаивающимися грешниками, оскверняясь сообществом с преступными, не только приобщаются их вине, но не отделяются от них и в наказании».

 

«А как гибельно в Божественных вещах уступать свое право и власть – это показывает Святое Писание в книге Бытия на Исаве, который, потерявший право своего первородства, никак уже после того не мог возвратить себе то, что уступил однажды».

 

«А если, как известно, у еретиков невозможно ни освящение елея, ни совершение Евхаристии, то не может у них быть и духовного помазания».

 

Тѣмъ, которые въ отвѣтъ на требованіе Церкви отдѣлиться отъ еретиковъ, говорятъ, что они «всю жизнь ходят в храмы МП» и не желаютъ ничего мѣнять: «…представляя нам пример согласия и терпения, чтобы мы не держались упорно своего мнения, но если когда предлагается что-либо полезное и спасительное братьями и товарищами нашими, то считали бы это своим, если только оно истинно и законно… Павел, промышляя о том и верно заботясь о согласии и мире, так выразился в своем Послании: пророцы же два или трие да глаголют, и друзии да разсуждают; аще ли иному открыется сeдящу, первыи да молчит (1 Кор. 14, 29-30). Этим он научал и показывал, что каждому порознь может быть многое открыто к лучшему и что никто не должен отстаивать упорно то, что он однажды задумал и чего держится, но если что предложится лучшего и полезнейшего, всяк должен охотно принимать это. Ибо мы не побеждаемся, когда нам предлагают лучшее, но вразумляемся, особенно относительно того, что принадлежит к единству Церкви, к истине надежды и веры нашей»

 

«Ибо обычай без истины есть только старое заблуждение…».

 

«Итак, напрасно некоторые, будучи опровергаемы разумом, противополагают нам обычай. Как будто обычай выше истины или будто в делах духовных должно следовать не тому, что к лучшему открыто Духом Святым. Ненамеренно погрешающий еще может быть прощен, как говорит о себе самом и блаженный апостол Павел: бывша мя иногда хульника и гонителя и досадителя, но помилован бых, яко невeдый сотворих (1 Тим. 1, 13). Но кто и после Божественного научения и откровения намеренно и с сознанием упорствует в своих заблуждениях, тот грешит уже непростительно; потому что, будучи опровергаем разумом, основывается на одном предубеждении и упрямстве».

 

«…за содеянное преступление, как находим, определено наказание не только вождям и виновникам, но и участникам, если только они не отделятся от общения со злыми. Господь изрекает следующее повеление чрез Моисея: отступите от кущ человек жестокосердых сих и не прикоснитеся ко всем, елика суть им, да не погибнете купно во всем гресе их (Числ. 16, 26)».

 

«Но то удивительно, даже более – досадно и прискорбно, что христиане заступаются за антихристов и внутри самой Церкви стоят против Церкви нарушители веры и предатели Церкви».

 

 

О крещеніи

«В Римской церкви издавна существовал и до сего времени сохранялся другой обычай касательно принятия еретиков в Церковь; здесь принимали их только чрез возложение рук. Стефан [папа Римский, ред.] имел уже жаркий спор за этот обычай с некоторыми восточными епископами, особенно с Фирмилианом Каппадокийским, но посредничество св. Дионисия Александрийского помогло если не примирению спорящих, то утишению спора. На Востоке вообще вопрос о крещении еретиков не производил ни малейшего разделения между епископами, хотя и там не все держались одного правила в этом деле. Так св. Дионисий решительно иначе думал и поступал относительно присоединения к Церкви еретиков, чем Фирмилиан: первый наблюдал в сем случае почти тот же обычай, что был в Римской церкви; а последний, напротив, держался правила, одинакового с постановлением церкви Африканской, но тот и другой были в совершенном мире как между собою, так и с другими православными епископами на Востоке»

«Известно, что вопрос о крещении еретиков решен всею Церковию на 2-м Вселенском Соборе, не принявшем вполне ни мнения Стефана, ни мнения Киприана, но постановившем одних еретиков крестить, при соединении их с Церковию, как, например, евномиан, монтанистов, савеллиан и подоб., у которых не оставалось почти ничего христианского в учении, а других принимать чрез миропомазание» (Вступительная статья. Цит.по: Библиотека отцов и учителей Церкви //Творения священномученика Киприана епископа Карфагенского. Под ред. проф. Сидорова А.И. М.: «Паломник», 1988. С. 56 и С. 61 в примечании 3 соответственно)

 

«Именно, мы думаем и принимаем за верное, что никто не может быть крещен на стороне, вне Церкви, потому что в святой Церкви установлено одно крещение».

«Я не знаю, каким предубеждением руководствуются некоторые из товарищей наших, думающие, что тех, которые приняли погружение у еретиков, когда они к нам приходят, не должно крестить, потому что, как они говорят, крещение одно. Оно одно потому, что Церковь одна и вне Церкви крещение невозможно. А так как не может быть двух крещений, то если еретики крестят истинно – они имеют крещение. Кто своим удостоверением предоставляет им это право, тот уступает и соглашается, что враг и противник Христов имеет, по-видимому, власть омывать, очищать и освящать человека. Мы же утверждаем, что приходящих оттуда мы у себя не перекрещиваем, но крестим. Ибо они ничего не получают там, где нет ничего; а приходят к нам, чтобы получить здесь, где есть благодать и всякая истина, потому что благодать и истина одна».

 

«…людей, принявших погружение на стороне вне Церкви и осквернившихся у еретиков и раскольников нечестивою водою, когда они обращаются к нам и к Церкви, которая едина, надобно крестить, потому что одного возложения рук для принятия Святого Духа было бы еще недостаточно для них, если бы они не получили с тем вместе и церковного крещения».

 

«И теперь, собравшись вместе, мы, епископы Африки и Нумидии, в числе семидесяти одного, общим мнением нашим утвердили снова то же самое, постановляя, что крещение есть одно, которое установлено в кафолической Церкви, и что поэтому нам должно не пререкрещивать, а крестить всякого, кто приходит омыться от поддельной и нечестивой воды и освятиться истиною воды спасительной».

 

«Итак, у нас с еретиками никак не может быть общего крещения, как нет с ними общего ни Бога Отца, ни Сына Его Христа, ни Духа Святого, ни веры, ни самой Церкви».

 

«А что крестившиеся своей кровью и освятившиеся страданием достигают совершенства и получают благодать Божественного обетования, это показываеттот же Господь в Евангелии, когда говорит разбойнику, верующему и исповедующему в самом страдании, что он будет с Ним в раю (Лк. 23, 43). <…> Но скажет кто-нибудь: что же будет с теми, кои прежде сего, обратившись от ереси к Церкви, приняты были в Церковь без крещения? Господь по милосердию своему, силен даровать им прощение и тех, кои, быв приянты в Церковь, в Церкви же и опочили, не лишить даров Церкви Своей».

 

«Не откажутся они креститься у нас истинным и законным крещением, когда узнают от нас, что и Павел крестил тех, кои крещены уже были крещением Иоанновым, как читаем об этом в Деяниях Апостольских. И после этого некоторые, признавая крещение еретиков предвосхищенным у нас, по какой-то ненависти к перекрещиванию считают преступлением крестить после врагов Божиих. Когда мы видим, что апостолом крещены были даже и те, коих крестил Иоанн, тот Иоанн, который был больший из пророков, который был одушевлен духом и силою Илии, – не враг, но предтеча и предвозвестник Господа, не только словами предвозвестивший Его, но и воочию указавший на Небо, и наконец крестившийСамого Христа, чрез Коего крещаются прочии!».

 

«Ибо если у еретиков нет Церкви, потому что она одна и делиться не может, – если у них нет и Духа Святого, потому что Он также один и не может быть у нечестивых и чуждых, то, конечно, у них не может быть и крещения, которое состоит в том же единстве, потому что оно не может быть отделено ни от Церкви, ни от Духа Святого».

 

«…не только ни одна ересь, но даже и раскол какой-либо не может иметь у себя освящения спасительного крещения…».

 

«Ты спрашиваешь еще, возлюбленный сын, моего мнения относительно тех, которые получают благодать Божию в болезни и немощи: должно ли их почитать законными христианами, когда они не омыты, но только облиты спасительною водою? <…> Мы… полагаем, что благодеяния Божии ни в чем не могут быть недостаточны и слабы и что нельзя получить чего-либо меньше там, где с полною верою, и принимающего и подающего, приемлется то, что черпается из Божественных даров. В спасительном таинстве греховные язвы не так омываются, как нечистоты кожи и тела в мирской и плотской бане, где для того, чтобы омыть и очистить все тело, нужны бывают селитряный цвет с прочими снадобьями, ванна и водоем. Иначе омывается сердце верующего; иначе очищается ум человека чрез заслугу веры. В спасительных таинствах, в случае крайней необходимости по щедроте Божией, и в сокращении даруется от Господа верующим все. И потому никого не должно смущать, когда видят, что больные принимают Божественную благодать чрез окропление или облитие, тем более что Священное Писание говорит через пророка Иезекииля: и воскроплю на вы воду чисту, и очиститеся от всех нечистот ваших и от всех кумиров ваших; и очищу вас, и дам вам сердце ново и Дух нов дам вам (Иез. 36, 25-26). То же в книге Чисел: кто не чист будет до вечера… сей да очистится (сею водою) в день третий и в день седмый и чист будет; аще же не очистится ею в день третий и в день седмый, нечист будет… и потребится душа та от Израиля, яко вода окропления не воскропися нань (Числ. 19, 10 и 12-13). И еще: и рече Господь к Моисею, глаголя: поими левиты от среды сынов Израилевых, и да очистиши я; и сице да сотвориши им очищение их: покропиши на них воду очищения (Числ. 8, 5-7). И еще: вода окропления очищение есть (Числ. 19, 9). Отсюда явно, что и окропление воды действует наподобие спасительной бани, и когда это бывает в Церкви, при чистой вере и принимающего и дающего, то все может восполниться и совершиться величием Господним и истиною веры».

 

«И если кто считает их [облитых или окропленных, ред.] ничего не получившими, ничего не имущими, потому что они только облиты спасительною водою, то все же пусть не обольщают их, заставляя креститься по освобождении от тяготы болезни и выздоровлении. Не могут быть крещаемы те, которые уже освящены церковным крещением: так для чего же соблазнять их в вере и благости Господней? Или они и получили Господню благодать, но только сокращенною и меньшею мерою дарования Божественного и Святого Духа, так что можно считать их христианами, но равнять с прочими не должно? Напротив, Дух Святой дается не мерою, но на каждого верующего изливается весь».

 

«…упорное нечестие диавола имеет силу только до спасительной воды; а в крещении он теряет весь яд своего нечестия. Пример этого мы видим в царе Фараоне, который, долго упорствуя и пребывая в своем вероломстве, мог противостоять и превозмогать до тех пор, пока не подошел к воде; когда же вошел в нее, то был побежден и погиб. Между тем оное море было таинством крещения, как это объясняет блаженный апостол Павел, говоря: не хощу же вас не вeдeти, братие, яко отцы наши вси под облаком быша и вси сквозe море проидоша, и вси в Моисеа крестишася во облацe и в мори, и прибавляет: сия же образи нам быша (1 Кор. 10, 1, 2, 6)».

 

«Опять он [пророк Исаия, ред.] предсказывает еще, что Иудеи, если возжаждут и будут искать Христа, то они будут напоены у нас, то есть у нас получат благодать крещения».

 

Разное

 

«…так как мы не радим о повелениях Господа, не исполняем спасительных заповедей данного нам закона, то врагу и дана власть вредить – безоружных и неготовых к обороне опутать сетями».

 

«Кается же тот, кто, помня Божественную заповедь, будучи кроток и терпелив и послушен священникам Божиим, угождает Господу своим послушанием и правыми делами».

 

«…во время гонений пусть никто не думает о беде, причиняемой диаволом, а лучше пусть всяк помышляет о помощи, даруемой Богом; да не ослабляет ума напасть человеческая, но да укрепляет веру покров Божественный: потому что всяк, по Господним обетованиям и по заслугам своей веры, должен получить помощи Божией столько, сколько заслуживает, и нет ничего такого, чего не мог бы даровать Всемогущий, если только не изменяет непрочная вера получающего».

 

«Итак, ученик Христов, которому воспрещается заботится о завтрашнем дне, праведно испрашивает себе дневной пищи: было бы противоречие и несообразность в том, если бы мы искали в сем веке продовольствия на долгое время, когда просим пришествия Царства Божия».

 

«Для того, кто живет еще в этом мире, никакое покаяние не поздно. Вход к снисхождению Божию открыт, и ищущим и разумеющим истину доступ удобен. Молись о грехах хотя бы то при конце и исходе временной жизни; умоляй Бога, единого и истинного, исповеданием Его и с сознанною верою: исповедающему Его даруется прощение; верующему спасительная любовь оказывает спасительное снисхождение, и в самой смерти совершается переход к бессмертию».

 

«Вообще праведники всегда отличались терпением и апостолы заповедию Господа научены были не роптать в несчастии, но, чтó ни приключилось бы им в этом веке, переносить мужественно и великодушно. Ведь народ иудейский тем особенно и грешил, что роптал на Бога, как о том свидетельствует Сам Бог в книге Чисел:да престанет,– говорит Он,– роптание их от Мене и не измрут (17, 10)».

 

«…поучение и спасительное слово деятеля усвояется только тогда, когда с терпением выслушивается то, о чем говорят».

 

«…явно, что нет истинного терпения там, где существует непомерная дерзость притворной свободы и безответное тщеславие хвастливого и полуоткрытого сердца».

 

«…нельзя получить венец за болезни и страдания, если болезни и страданиям не предшествует терпение».

 

«…всегда бывает нетерпелив тот, чьим умом владеет непотребство диавола».

 

«Другие зла имеют свой предел, и всякий грез оканчивается совершением греха; в прелюбодее преступление совершается по совершении любодеяния; в разбойнике злодеяние затихает по учинении человекоубийства; у грабителя хищничество останавливается похищением добычи; у лжеца мера полагается выполнением лжи. Ревность же не имеет предела; это зло, пребывающее непрерывно; это грех без конца! И чем более обстоятельства благоприятствуют тому, на кого обращена зависть, тем более завидующий возгорается пламенем зависти».

 

«Будем постоянно заняты делами духовными, чтобы диавол каждый раз, как только станет подступать к нам и покушаться войти, находил наше сердце заключенным для него и вооруженным».

 

«А что сказать о седми братьях, упоминаемых в книгах Маккавейских (2 Мак. 7), которые, будучи одноутробны и равнодоблестны, таинством совершенной кончины выражают полноту седмеричного числа? В мучении седмь братьев были соединены так, как в Божественном домостроительстве седмь первых дней, содержащих седмь тысяч лет,– и как седмь духов и седмь Ангелов, предстоящих и беседующих пред лицем Божиим. В скинии свидения был седмисвещный светильник; в Апокалипсисе – седмь светильников златых, у Соломона – седмь столбов, на которых Премудрость создала дом: подобным образом и там седмеричное число братьев выражает собою седмь Церквей, согласно тому, что читаем в Первой книге Царств: яко неплоды роди седмь (2, 5), и у Исаии – где седмь жен хватаются за одного мужа, требуя, чтобы на них нареклось имя его (4, 1). Апостол Павел, помня это знаменательное и меткое число, пишет к седми Церквам; и в Апокалипсисе Господь Свои Божественные повеления и небесные заповеди обращает к седми Церквам и их Ангелам: таким же образом и там находится это же число в седми братьях, для выражения полноты законного совершенства. С седьмью детьми явно соединяется и мать – начало и корень – которая, сама первая и единая будучи основана, по слову Господню, на камени, родила потом седмь Церквей. И не без причины в страданиях с детьми находится одна только мать; ибо мученики, свидетельствуя в страданиях, что они сыны Божии, имеют только одного отца – Бога, как учит Господь в Евангелии, говоря: и отца не зовите себe на земли: един бо есть Отец ваш, Иже на небесeх (Мф. 23, 9)».

 

«Оттого Господь в Евангелии называет блаженными плачущих, потому что плачущий призывает на себя милосердие, тогда как упорный и гордый умножает для себя гнев и наказание на будущем Суде».

 

Младенцы «уже тем заслуживают преимущественно нашу помощь и милосердие Божие, что с самого начала своего рождения они своим плачем и слезами выражают одно моление».

 

«Превозношения, надменность, гордое и наглое хвастовство рождаются не от учения Христова, которое учит смирению, но от духа антихриста, которого укоряет Господь через пророка, говоря: ты же рекл еси во уме твоем, на небо взыду, выше звезд небесных поставлю престол мой, сяду на горе высоце, на горах высоких яже к северу, взыду выше облак, буду подобен Вышнему (Ис. 14, 13-14). И присовокупляет: ныне же во ад снидеши и во основания земли. Видевшии тя удивятся о тебе (Ис. 14, 15-16). Таковым Божественное Писание в другом месте угрожает заслуженным наказанием, говоря: день Господа Саваофа на всякаго досадителя и горделиваго, и на всякаго высокаго и величаваго, и смирятся (Ис. 2, 12)».

 

«Не тот несчастен, кто терпит, а тот, кто наносит оскорбление; не тот по закону грешник, кто принимает побои от брата, а тот, кто убивает брата; и когда виновные обижают невинных, то сами терпят ту обиду, которую, по-видимому, наносят другим. Оттого, наконец, у них поражен ум, притуплен дух и беспокойно чувство. Не сознавать преступления и не каяться – это есть гнев Божий…».

 

«Первая степень счастья – не согрешать, вторая – сознавать согрешения».

 

«Когда придет антихрист, то и он не вторгнется в Церковь, чрез угрозы, и не уступят его оружию и насилию потому только, что он противящимся ему будет грозить смертию».

 

«И так знайте и считайте совершенно верным то, что день скорби уже над главою и что кончина века и время антихриста приблизилось: станем же все готовыми на брань, будем помышлять об одной только славе жизни вечной и о венце за исповеданиеГоспода и не думать, что наступающие бедствия таковы, какими были минувшие. Теперь угрожает нам брань более тяжкая и более жестокая, к которой воины Христовы должны приготовиться верою неповрежденною и добродетелию крепкою, помышляя, что они для того ежедневно пили чашу Крови Христовой, чтобы и сами могли пролить кровь за Христа».

 

«Боязнь предстоящего гонения и пришествия антихриста да не устрашит никого, возлюбленнейшие братья, настолько, чтобы не найтись уже вооруженными на все евангельскими наставлениями, заповедями и увещаниями небесными. Приходит антихрист, но и Христос не медлит. Восстает и неистовствует враг, но тотчас следует и Господь, имеющий отмстить за наши страдания и раны. Ярится и угрожает противник, но есть Могущий исхитить из рук его. Должно бояться Того, Чей гнев никем не может быть избегнут, как Сам Он предостерегает, говоря: не убойтеся от убивающих тeло, души же не могущих убити: убойтеся же паче могущаго и душу и тeло погубити в гееннe (Мф. 10, 28). И еще: любяй душу свою погубит ю, и ненавидяй души своея в мирe сем в живот вeчный сохранит ю (Ин. 12, 25). В Апокалипсисе Он дает нам следующее наставление и предостережение: аще кто покланяется звeрю и иконe его и приемлет начертание на челe своем или на руцe своей, и той имать пити от вина ярости Божия, вина нерастворена в чаши гнeва Его, и будет мучен огнем и жупелом пред Ангелы святыми и пред Агнцем; и дым мучения их во вeки вeков восходит, и не имут покоя день и нощь покланяющиися звeрю и образу его (Апок. 14, 9-11)».

 

«Из этого видно (см. Мк. 13, 6; 23! Ред.), что принимать и усвоять надобно не то, что хвалится именем Христовым, но то, что совершается в истине Христовой».

 

«И напротив, часто некоторые из крестившихся здоровыми, если потом стали грешить, бывают мучимы возвратившимся нечистым духом. Из чего ясно открывается, что диавол изгоняется в крещении верою верующего, а если потом вера ослабевает – возвращается».

 

«И сколь нечестиво, сколь богопротивно делать из вина воду, когда претворение Господом воды в вино на браке должно бы вразумить и наставить нас, что в жертвоприношениях Господних надлежит преимущественно приносить вино! У Иудеев недостало вина, потому что недоставало у них благодати духовной, между тем как дом Израилев был виноградом Господа Саваофа (Ис. 5, 7). Поэтому Иисус Христос, желая показать, что язычники вступают в наследие Его и по заслугам веры начинают занимать место, потерянное Иудеями чрез неверие, претворил воду в вино и тем изобразил, что тогда, когда медлили Иудеи на брак Христа с Церковию, народ языческий со всех сторон стекался туда и собирался. А что воды означают народ, это подтверждает Божественное Писание в Апокалипсисе, где говорится: воды, яже еси видeл, идeже любодeйца сeдит, людие и народи суть, и племена и языцы (Апок. 17, 15). Это самое представляется и в таинстве чаши».

 

«Христу надлежало принести жертву в конце дня для того, чтобы самым временем жертвы изобразить запад и вечер мира, как написано в книге Исхода: и заколют то все множество собора сынов Израилевых к вечеру (Исх. 12, 6); и в псалмах: воздеяние руку моею жертва вечерняя (Пс. 140, 2)».